Звягинцев Виктор Александрович

Советский футболист, защитник; футбольный судья
БИОГРАФИЯ
Родился 22 октября 1950 года в Донецке. Воспитанник школы «Шахтера» (с 1963). Выступал за «Шахтер» (Донецк) (1968 – 1970, 1973 – 1975, 1977 – 1980), СКА (Киев) (1971), ЦСКА (Москва) (1971 – 1972), «Динамо» (Киев) (1976), «Таврия» (Симферополь) (1981). Капитан «Шахтера» в 1975 г.


Играл за сборные СССР: олимпийскую (5 игр) и первую (13 игр, 1 гол).
В 1982 г. некоторое время работал проходчиком на шахтах Донбасса.
С 1985 г. – тренер отдела футбола спорткомитета Донецка.
Судья всесоюзной категории. В 1985 – 1991 гг. обслуживал матчи чемпионатов СССР (более 70), в 1992 – 1996 гг. – матчи высшей лиги чемпионатов Украины (более 80).
С 2003 г. – инспектор Федерации футбола Украины. С 2005 г. – президент Федерации футбола Донецка, директор СДЮШОР-2 Донецка.

ДОСТИЖЕНИЯ
• бронзовый призер Олимпийских игр (1976);
• серебряный призер чемпионатов СССР (1975, 1979);
• обладатель Кубка СССР (1980);
• бронзовый призер чемпионата Европы среди юношей (1969).

Виктор Звягинцев, наверное, наиболее яркий, наряду с Михаилом Соколовским, представитель донецкого «Шахтера». Но, в отличие от Бригадира, Звягинцев был шахтером не только на поле, но и в реальной жизни – работал на шахте имени Горького, что неподалеку от стадиона «Шахтер», вместе с другом детства Владимиром Пьяных и еще несколькими бывшими футболистами добывал уголь.
Еще ребенком Виктор не видел для себя другого будущего, кроме как быть футболистом. Однажды в школьном сочинении, на которые был не мастак, взял и написал от души: «Хочу стать известным футболистом, играть за сборную СССР». За эту мечту впоследствии получил ярлык «предатель», но своего добился.
Звягинцев прошел все ступени футбольного мастерства в родном «Шахтере»: начинал в школе, продолжил в дубле и наконец в 18-летнем возрасте дебютировал в основном составе. В основе горняков он успел отыграть лишь 12 матчей, после чего решил, что постоянная беготня от призыва не солидна для мужчины, у которого семья и маленький ребенок. Сам выбрал место службы – киевский СКА – и отправился отбывать «долг родине» в армейский клуб. Однако в Киеве Виктор задержался ненадолго – еще с юношеской сборной он привлек пристальное внимание тренера ЦСКА Валентина Николаева, поэтому заканчивал свой первый армейский сезон Звягинцев уже в Москве. В ЦСКА он отыграл 26 матчей в высшей лиге, даже забил один гол, после чего вернулся в родной Донецк.
Хотя мог и не вернуться – очень уж он понравился молодому наставнику сначала «Днепра», а затем «Динамо» Валерию Лобановскому. Уговоры переехать в Киев и играть под своим руководством Валерий Васильевич не прекращал с 1972 по 1975 год, пока наконец не уговорил.
История с переходом «сердца “Шахтера”» в стан киевлян до сих пор окружена досужими домыслами и сплетнями. Как без этого – главная звезда клуба, капитан и любимец местного обкома партии срывается из не последнего клуба в стране («Шахтер» как раз выиграл серебряные медали), чтобы перейти в стан главного соперника… Сам Звягинцев рассказывает об этом так: «Возвращаясь в самолете с очередного матча сборной, бывший тренер горняков, а теперь динамовец Олег Базилевич задал мне простой вопрос: “Ты хочешь сыграть на Олимпиаде?”». Условием попадания в состав был переход в Киев.
Надо сказать, что в «Динамо» Звягинцев так и не стал своим – перешел он, скорее, в саму сборную, а за команду и сыграл-то несчастные пять матчей. Зато наигрался вдоволь на самом высоком уровне: в Кубке чемпионов – против «Сент-Этьена» и на Олимпиаде в Монреале. Именно Олимпиада, где советская сборная проиграла лишь один матч – полуфинальный – команде ГДР, победив потом в игре за «бронзу» бразильцев, стал «камнем преткновения» в противостоянии Лобановского с футболистами. Как вспоминал Виктор Александрович, в Монреале и без того требовательный Лобановский просто загонял ребят до полуобморочного состояния, не снижая нагрузок даже в день игр. В Монреале же Звягинцев забил единственный мяч за сборную – в четвертьфинальной игре с Ираном.
А по приезде в «Динамо» начались свары и конфликты: то Лобановский намеревался отправить Блохина в часть, то Онищенко с Решко устроили драку из-за тренировок… Закончилось все коллективным «заявлением шестнадцати», когда весь состав киевлян написал рапорты об увольнении, поскольку не хотел играть под руководством Лобановского и Базилевича. Главным вдохновителем конфликта был, к слову, Йожеф Сабо, впоследствии оставшийся в стороне. Футболистам, дабы показать, что́ они могут без дуэта тренеров, дали сыграть один матч под руководством Анатолия Пузача. Тот матч киевляне проиграли «Днепру» 1:3, что и решило конфликт в пользу Лобановского. Вот только очень многим места в составе больше не нашлось: в «Днепр» под руководство Сабо были сосланы Трошкин и Матвиенко, не стал задерживаться в Киеве и Виктор Звягинцев. Он привез тренеру горняков Салькову записи всех тренировок Лобановского, но уверяет, что такого мучения в «Шахтере» не внедрялось никогда.
Возвращение вышло не очень уж триумфальным – весь сезон 1978 года Виктор был вынужден пропустить из-за травмы спины: в матче с «Кайратом» осенью 1977 года падение на спину закончилось смещением диска. Почти год ушел на восстановление, но настойчивость и желание играть дали результат – уже в сезоне 1979 года Звягинцев был в строю и снова завоевал с «Шахтером» серебряные медали. Именно команда конца 1970-х привезла в Донецк настоящий «большой футбол» – волею жребия «Шахтеру» довелось поиграть и с «Ювентусом» (1:0), и с «Барселоной» (1:1).
Окончание карьеры Виктора Звягинцева вышло неожиданным и обидным. И ведь если бы играл плохо, а так – пострадал за откровенность. Весной 1980 года один из ответственных работников компартии приехал в команду и начал воспитывать игроков на тему того, что денег они получают больше, чем секретарь обкома партии, а играют – из рук вон плохо. Виктор не сдержался и ответил, что готов поменяться местами. С тех пор на него начался жесткий прессинг – от руководства команды требовали отчислить футболиста. Но сделать это было непросто, ведь «Шахтер» завоевал Кубок СССР, а 9 мая 1980 года в матче за сборную против команды ГДР Звягинцев был признан одним из лучших. «Взяли» его за случай на тренировке, когда Виктор огрызнулся на замечание тренера. Оформили отчисление из команды «за нарушение трудовой дисциплины во время тренировочного процесса», да еще и запретили уезжать в другой клуб.
Но у талантливого защитника нашлись и более могущественные товарищи, чем донецкий обком КПСС, – Валерий Лобановский, Вячеслав Колосков и Лев Яшин. Именно они уговорили не завязывать, а поиграть еще в симферопольской «Таврии». Там Виктор провел не самый худший сезон – 28 игр без замен, пока спартаковец Сочнов в московском матче не разорвал Звягинцеву голеностоп. В 31 год Виктор решил повесить бутсы на гвоздь, после чего, собственно говоря, и оказался в забое.
Тренерский хлеб его не прельстил, поэтому Звягинцев вместе с Владимиром Пьяных ушли в судейство, где достигли определенных успехов.
Будучи беспристрастным (как-никак делегат ФФУ), Виктор Александрович очень переживает за развитие украинского футбола. Он убежден, что засилье дутых и липовых иностранных звезд в чемпионате лишь вредит ему, не добавляя ни интриги, ни внимания болельщиков, и поэтому выступает за разумный лимит на легионеров. Пять человек, по его мнению, оптимальное число иностранцев, чтобы и таланты привлечь со стороны, и обеспечить «критическую массу» игроков, которые бьются на поле «за футболку» и родной город.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.


Все права защищены © 2017 Энциклопедия спорта. Самоучитель профессионального спортсмена